Помощь · Поиск · Пользователи · Календарь
Полная версия этой страницы: Фотохудожник Андрей Разумовский
БДСМ Форум > ОБЩИЕ ТЕМЫ > Фото BDSM и картинки. БДСМ видео и клипы
Serge de K
Из интервью с Андреем Разумовским

Видео Андрея Разумовского



Андрей РАЗУМОВСКИЙ: «Буду сидеть на хлебе и воде, но заниматься фотографией»

Андрей Разумовский живёт с семьёй в Туле, не любит общаться с журналистами и очень редко даёт интервью. Всё, что он хочет сказать о своём творчестве, можно услышать на его мастер-классах. Практически каждый месяц его приглашают поделиться опытом с начинающими фотографами в разные города России, ближнего и дальнего зарубежья. Работы Разумовского легко можно найти в интернете. Именно в сети он заработал себе имя, и теперь под брендом raZOOMa.net работает большая группа единомышленников.

– Андрей, как вы сейчас отвечаете на вопрос о месте работы?
– Я пенсионер, гвардии майор, десантник.

– Фотографию и преподавание вы не называете своей работой?
– Я на заслуженном отдыхе. Отдыхаю. Фотография – это творчество, которое приносит мне в том числе заработок.

– У вас были персональные выставки?
– В персональных выставках я не участвую. Эта тема ушла в прошлое. Когда не было интернета, фотографы делали выставки для того, чтобы своё творчество показать людям. Если вы сделаете выставку, то на неё придёт сто, двести, максимум тысяча человек, если вы её хорошо раскрутите. В интернете одну твою фотографию смотрят несколько тысяч человек. Физические выставки сегодня не нужны.

– А как же гламур, пиар, сообщество, тусовки? Или интернет-сообщество вам интереснее и важнее, чем живое?
– Живое общение не интересно, потому что вам никто никогда не скажет правду про вашу работу. Всегда скажут: «Хорошо. Нормально. Молодец». В большинстве случаев негатив в лицо не выскажут. В интернете тебе скажут всю правду. Даже абсолютное молчание людей покажет, что работа никому не нужна. Максимально объективную оценку своей работы творческий человек может получить только в демократичном интернете. У меня есть сайт, который заточен под коллективную работу, и страничка в «Живом журнале» для своего личного.

– Несмотря на то что вы говорите про хобби, если поближе познакомиться с вашей командой на сайте, становится очевидным, что там всё поставлено на коммерческие рельсы.
– Понимаете, любая серьёзная творческая деятельность переходит в коммерцию. К примеру, авиамоделизм. Взрослые дядьки делают самолётики, запускают их. Изначально это творчество. Потом эти самолёты продают, перепродают, коллекционируют. Серьёзное коллекционирование – это большие деньги. Человек никогда не думает: «Буду собирать монеты, потому что это приносит большие бабки». Человек собирает марки, потому что ему это интересно. Он занимается спортом, потому что ему это интересно. Но везде, где есть профессионализм, рождается спрос. Ты не можешь жить и творить без денег. Это физически невозможно.

– Невозможно?
– Фотоаппаратура, компьютер, освещение, аренда студии, съёмок, моделей – всё это большие деньги.

– Заниматься творчеством можно, но нельзя воплотить все творческие замыслы.
– Ни в коем случае нельзя. Все серьёзные проекты требуют затрат. В каждом проекте работает много людей. Их труд должен быть оплачен. У меня сейчас есть имя как у фотографа, и многие модели, парикмахеры и визажисты работают бесплатно просто потому, что они знают, какой результат поступит в их портфолио, с помощью которого они в будущем будут зарабатывать.

– В фотографии вы добились признания, а кино вас не интересует?
– Мы уже перешли в кино. Снимаем рекламные ролики, коммерческое видео.

– Вы оператор?
– Режиссёр и актёр. В своё время я пять лет играл в команде КВН, у меня есть актёрский опыт. Я занимался видео, но на любительском уровне, когда появились первые цифровые бытовые камеры. В какое-то время я даже забросил фото, потому что понимал, что видео гораздо интереснее. Здесь намного больше путей реализации творческих замыслов. Сейчас у меня есть возможность делать хорошие сценарии, раскадровки, профессиональный звук… Сегодня создание профессионального видео умещается в пределах одной комнаты. Двух-трёхминутные ролики можно снимать небольшим составом.

– Вам, фотографу, разве не интересно быть оператором?
– Вы не сможете всю работу делать один. Любую работу делает команда. Мне интересно, но я понимаю, объективно, что не могу быть и там, и там, и там. Я выступаю как режиссёр, актёр, подаю идеи.

– Почему вы переключились с пейзажей на портреты?
– В пейзаже очень сложно проявить свой авторский почерк. Это создал не ты, а природа. Ты работаешь как сканер. Не видно почерка Разумовского на снимке заката. Мне это не нравится. Мне хочется придумывать самому, делать свою картинку. От начала до конца она – твоя. Сейчас то, чем я занимают, можно назвать, наверное, фэшн китч. Сейчас мы работаем так: появляется идея, художник рисует скетчи, и потом я как фотограф воплощаю её – свет, динамика, модель. Это коллективная работа. Сейчас трудно сказать о том, что мы делаем, что это Разумовский. Я понимаю, что коллективный труд будет максимально эффективным, когда нет тотального доминирования отдельного человека. Есть команда под управлением арт-директора, рулевого – это я. Есть работа, где я исполняю просто механическую роль. Я просто хороший фотограф: ставлю свет, работаю с актёром.

– Вы видите бесталанных людей? Или у всех, кто приходит к вам учиться, так или иначе, есть талант?
– Я никого не учу. Я показываю, как работаю: вот начало, вот смысл, вот картинки, вот – на финише – фотография. От А до Я. Я стараюсь рассказывать максимально доходчиво, отвечаю на все вопросы. Отдаюсь на мастер-классах всей душой. А что потом из человека выйдет и выйдет ли – я не знаю. Я не отслеживаю судьбы. Многих людей я даже не знаю ни имени, ни фамилии. У меня плохая память. Я даже моделей плохо запоминаю.

– С кем из известных топ-моделей хотелось бы поработать?
– Не могу ответить. Весь мир фотографии находится в Нью-Йорке. Больше нигде фотографии нет. Эталоном глянцевой фотографии считается итальянский Vogue, не американский. Они снимаются в Нью-Йорке. Если сравнивать затраты на фотографию в России и в Нью-Йорке, можно сказать, что у нас фотографии нет вообще. Соответственно, все топ-модели – там. Я не слежу за ними. У меня просто нет времени. Может, и хотелось бы посидеть, поразглядывать… Я погружён в свои собственные проекты. Если мне нужны какие-то картинки для информации к собственным замыслам, я нахожу их в интернете и не интересуюсь, кто это снял. Смотрю на графику, геометрию.

– А есть личные предпочтения – блондинки, брюнетки, худые, с формами?
– Я не люблю слово кастинг. На фотопробы приходят модели, я смотрю гармонию, пропорции. Цвет волос не играет вообще никакой роли. Я смотрю, как она позирует. Из сорока только одну можно снимать.

– Зато нет проблемы выбора. Представляете, было бы две или три хорошие модели, пришлось бы мучиться.
– Раньше я думал, что фотограф – это тот человек, который любую модель должен брать и из неё делать шедевр. Поэтому не надо было выбирать. Есть – и хорошо, ты снимаешь. А сейчас противоположная политика в голове. Настоящих фотомоделей – единицы.

– Это зависит от того, сколько девочка вложила сил и средств в обучение этому? Или это природное?
– Зависит. Как правило, эти модели занимались танцами, гимнастикой, актёрским мастерством или чем-то подобным. Хотя бывает и талант, что называется, от Бога. Но это редко.

– То есть всё-таки подготовка к карьере модели – не на ветер выброшенные деньги…
– У нас – это на ветер выброшенные деньги. Я бы не советовал своей дочери здесь, в России, быть моделью. Модель в Нью-Йорке встаёт рано. У неё в день по восемь кастингов в разных точках города. Она передвигается по городу в рваных джинсах туда-сюда. Плюс две съёмки. Приходит домой поздно ночью, ложится спать полностью убитая. И так каждый день. Это стандартное расписание дня модели.

– И никакого фитнеса не надо, бассейна…
– У нас есть такие модели? Нет, наверное. Она просто поработала там год, и после этого здесь ты не будешь успевать ловить её позы. Это как балет: вам не придётся говорить ей поднять руку выше-ниже, она просто будет танцевать, а вы успевайте ловить момент.

– Кстати, о балете: футбол вам интересен?
– Нет.

– Какой-то другой спорт привлекает?
– В принципе, сейчас никакой спорт не интересен. Я не болельщик. Когда идёт Олимпиада, моя жена болеет, дом становится сумасшедшим. Я к спортивным соревнованиям отношусь спокойно. Было время, когда я служил в армии, играл в большой теннис. Эпоха, когда президент Ельцин играл в теннис и все играли в теннис. Наш командир части снёс футбольную площадку, разметили теннисный корт, и мы волей-неволей играли в теннис. Ты ж не будешь играть в футбол на теннисном корте. Взяли ракетки, стали играть в теннис, очень понравилось, стали выписывать журналы. Круто нас засосало. Я хорошо играл для любительского уровня, следил за соревнованиями. Сейчас мне это не интересно, потому что я не играю. Моя сегодняшняя работа-отдых отнимает по двадцать часов в сутки.

– Для поддержания физической формы этого достаточно?
– Физическая форма – это ваш образ жизни. Я бросил курить, пить. Я, конечно, не бухал рожей в салат, нет, но по два-три-четыре бокала сухого вина вечером после работы – я считал это нормальным. Сейчас – нет. Я пришёл в гармонию с собой, стал лёгким, появилась куча энергии. Стал нормально спать и просыпаться. Раньше я сильно уставал на мастер-классах и не знал, что это такое. Я знаю эту химию. Алкоголь – транквилизатор, он растормаживает в определённых дозах. Сейчас я не пью вообще, даже на днях рождения и праздниках. Без никотина и алкоголя я, во-первых, сбросил вес. Ты работаешь в индустрии красоты и должен сам быть красивым. Раньше я ходил в спортзал для поддержания формы, сорвал себе руку, долго не мог заниматься спортом. Сейчас у меня нормализовался обмен веществ, и я в той форме, в какой был во время службы в армии. Просто потому, что я не пью и не курю. До сих пор я понимаю, что зависимость от алкоголя не прошла на сто процентов. При этом я не прилагаю каких-то усилий, чтобы сдержаться, просто проскальзывает иногда мысль: а не выпить ли бокал сухого вина? И отвечаю: а не выпить! И всё закончилось. Курить бросать было сложнее.

– Вообще вы любите вызовы?
– Это было раньше, когда я поднимался как фотограф. Есть такой мощный ресурс photosight.ru, там я увидел, что люди снимают так, как я не умел. Тогда появился соревновательный интерес. Мне хотелось попасть в топ-двести, топ-сто, чтобы меня заметили. Сейчас этого нет, потому что у меня поменялось мировоззрение. Сейчас я покорил эти вершины: взял медали на мировых фотоконкурсах, был в рейтингах на этом ресурсе. Крупнее ресурса в России нет, поэтому покорять больше нечего. Сейчас у меня коммерческая игра. Я хочу сделать команду, которая будет способна воплощать проекты не хуже, чем в Нью-Йорке. Там любой проект выглядит и стоит дорого. Я тоже хочу прийти к этому.

– Вы работаете в Москве?
– По большей части, коммерческие проекты снимаются в Москве. Съёмки проходят в среднем два дня в месяц, гораздо больше времени занимает подготовка.

– Мы можете про себя сказать, что вы – бизнесмен?
– Нет. У меня нет образования в этой области. Я работаю методом тыка. На мои мастер-классы часто приходят бизнесмены, потому что это достаточно дорого. Так или иначе, я общаюсь с людьми, которые зарабатывают деньги. Иногда я задаю им вопросы. Например: сколько заработанных денег можно тратить на себя? Один бизнесмен сказал: «Всё очень просто, пятьдесят процентов трать на себя, остальное – вкладывай обратно в бизнес». Вот такие вопросы и ответы мне помогают. Пятьдесят процентов любой прибыли у меня уходит на проекты. Была такая пословица: хочешь разорить друга – купи ему фотоаппарат. Это бездонная бочка. Мне сказали такую простую формулу, я её использую, и она работает. Я не могу сказать, что фотография – это моя работа, ещё и потому, что если я узнаю, что завтра мне за это не будут платить, я всё равно буду снимать. Сидеть на хлебе и воде, но заниматься фотографией.

– Надеюсь, до этого дело не дойдёт. Любите путешествовать?
– Путешествовать люблю. Я объехал много городов со своими мастер-классами. По большому счёту интерес к России я потерял. За рубежом – даже в Польше, в Чехии – всё по-другому. Все города разные. А города СССР были построены по одной схеме. Все похожи. Я с трудом отличаю Хабаровск от Новосибирска. С точки зрения туризма российские города неинтересны.

– Зарубежные поездки часто случаются?
– Я был военным и до недавнего времени вообще не был за границей. Был невыездной. За рубеж я попал год-два назад. Меня пригласили на мастер-класс в Польшу. Я был в Чехии, на Гоа и на Мальдивах. Всё, больше я нигде не был. В России и на территории бывшего Советского Союза я бывал в разных местах: Казахстан, Таджикистан, Киргизия, Дальний Восток, Сибирь, Украина. Единственный город в России, по которому можно ходить пешком и который может нравиться, это Питер. Может, я так считаю потому, что я там родился. Для меня это город, куда я могу поехать отдохнуть, просто гуляя по улицам.

– Какие у вас предпочтения в одежде?
– В основном я стараюсь ходить без лейблов. У всего, что я покупаю, я их отрываю. Покупаю чаще однотонную одежду – белую, чёрную, синюю. Я в одежде понимаю, шил себе очень много в то время, когда в стране были проблемы с этим. Я шил себе и трусы, и пальто, и кепки, и шапки. Я знаю, что не бренд влияет на одежду, а фасон и крой. Я встречал женщин, которые понимают в одежде, они говорили: «На мне сейчас полторы тысячи рублей». Она классически вкусно одета. Я никогда не гнался за брендами. Захожу в магазин, смотрю на геометрию, цвет и фасон.

– Но совсем уж дешёвое совсем уж качественным не будет.
– Качество имело значение, когда вещь ты покупал один раз на всю жизнь. Сейчас я могу менять кроссовки каждый месяц. Того качества, которое есть, в среднем хватает на сезон. Этого достаточно. Из спортивной одежды мне нравится Adidas. Именно по геометрии, три линии. Это такой бзик. Я люблю смешивать спортивный стиль с классикой. Если вы заметили, я хожу в белых рубашках с запонками и при этом в кроссовках.

– Какие машины нравятся?
– У меня нет машины и никогда не было. Если куда-то мы едем семьёй, пользуемся машиной жены, а так у меня нет времени на собственный автомобиль, я езжу по разным городам и, когда надо, пользуюсь такси.

– Часы?
– Часы мне дарит жена. Что подарит, то и ношу. Сейчас у меня швейцарские часы Continental, недорогая марка, но хорошо сидят на руке. Часами я не пользуюсь часто, потому что сейчас они есть везде: на компьютере, на телефоне. Это уже элемент украшения, необязательная вещь.

– И напоследок скажите, как вы оказались в воздушно-десантных войсках?
– Я занимался авиамоделизмом, хотел стать летчиком, но меня по здоровью забраковали. В лётчики отбирают только самых здоровых. Хирурги нашли у меня искривление позвоночника. Я занимался аккордеоном – небольшой сколиоз, который никто, кроме специалистов с медицинской техникой, не видит. Тогда я выучился на портного, закончил учёбу с повышенным разрядом. Только двоим дали повышенный разряд, я оказался очень талантливым. Там же научился стричь. Хотел учиться на модельера, но мне сказали, что это невозможно без художественного образования. Я поступил в медицинский институт, после третьего курса перевёлся на военно-медицинский факультет и вышел военным провизором. В воздушно-десантных войсках я был начальником медицинского снабжения. На войне был два раза, пятьдесят два прыжка с парашютом. В ВДВ не важно, кто ты по специальности, ты так же бегаешь и прыгаешь. Доктор идёт с разведгруппой в горы наравне со всеми. Но на протяжении всего времени я фотографировал. Фотоаппарат был со мной всегда.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Kristi
Цитата(Serge de K @ 9.9.2017, 21:08) *
Из интервью с Андреем Разумовским
Андрей РАЗУМОВСКИЙ: «Буду сидеть на хлебе и воде, но заниматься фотографией»


Действительно фото мастер, умеет.)
Однофамилец и одноименец у него Андрей Кириллович Разумовский действительный тайный советник 1-го класса.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Нажмите для просмотра прикрепленного файла
эта для Эглона

blackspider
талантливо,но слишком гламурно.фантазии должны быть максимально приближены к реальности
eglon
В целом согласен с Пауком - в том плане, что гламурно, хотя понятие приближения к реальности непонятно что это должно быть. Паук, как вы видите приближение к реальности?
Русская версия IP.Board © 2001-2022 IPS, Inc.